Филологический факультет ТГУ и Кокшетауский государственный университет им. Ш. Уалиханова (Казахстан) сотрудничают на протяжении уже нескольких лет и имеют ряд совместных проектов. Один из них связан с изучением отражения русской и казахской пищевой культуры в метафорах и фразеологизмах. Итогом работы стали два словаря пищевых метафор – русского и казахского языков – и монография профессора филологического факультета ТГУ Елены Юриной «Вкусные метафоры: пищевая традиция в зеркале языковых образов».

Монография стала теоретическим обоснованием концепции, согласно которой томские филологи изучают пищевые метафоры. В ней автор рассматривает различные аспекты анализа образной лексики и фразеологии, характеризующей различные сферы жизни по аналогии с едой и гастрономической деятельностью. На базе этой монографии ученые кафедры русской филологии Кокшетауского государственного университета составили словарь «Казахская пищевая традиция в зеркале языковых образов». Главным редактором издания стала томский профессор Елена Юрина.

В словаре казахстанские ученые представили образные слова своего родного языка, связанные с пищевой метафорой. Каждая статья издания переведена на русский язык, словарь ученые сопроводили комментариями, в котором объясняются те или иные гастрономические особенности казахской культуры.

– Например, печень, по-казахски «баур». В казахском языке метафорой «печень» называют кровных родственников, – рассказывает Елена Юрина. – Блюдо из печени как символ родственных чувств обязательно присутствует на столе, несет это символическое значение.

Аналогичный словарь, но на материале русского языка, выпустили и томские филологи. В нем, как подчеркивает профессор Елена Юрина, ученые рассмотрели только национальные блюда и продукты, имеющие определенное культурное значение. В русском словаре, например, присутствуют такие слова, как «блины», «калач», «каша», «кисель» и т.д.

По словам Елены Юриной, с помощью этих трех изданий можно проследить некоторые культурные особенности казахского и русского народов и то, как образы еды по-разному отражаются в языках. Пищевых метафор существует очень много, зачастую люди даже не задумываются о том, что они используют их в речи. В разных языках есть различные символические ассоциации, связанные с едой, и носителю другой культуры они могут показаться странными.

Главное различие символики русской и казахской пищи и ее языкового отражения в том, что в России исторически преобладает земледельческая культура, основу рациона и ритуальной обрядовости, связанной с едой, составляет растительная пища, отмечает Елена Юрина. Метафор, связанных с зерном, мукой, хлебом, в русском языке достаточно много: «зерно сомнения», зерно в значении «малая часть чего-то», «зернистость» фотографии. Казахи же исторически были кочевым народом, и их традиционная культура «подстроена» под животноводческий цикл.

– Туша животного для казаха – это своеобразный микрокосмос, – рассказывает Елена Юрина. – Каждый орган, каждая часть тела животного имеет свое название, более детализированное, чем в русском языке, имеет свое символическое значение… Казахский язык отражает эти образы, есть, например, такая метафора, как «железа» – это никчемный человек, который не нашел себе места в жизни. В туше животного железа – единственный орган, который не идет в пищу.

Исследования томских и казахстанских филологов интересны как для специалистов, так и для широкого круга читателей. Они показывают, как национальная культура отражается в языке, какие языковые образы используются для создания яркой и выразительной речи, способной эмоционально воздействовать на собеседника. Также эти издания могут быть полезны тем, кто профессионально занимается языком: писателям, сотрудникам PR-служб, маркетологам, педагогам и т.д.

Отметим, что издание словарей и монографии осуществилось при финансовой поддержке Министерства образования и науки Республики Казахстан, грант по теме: «Национально-культурные доминанты казахского этноса в аспекте межъязыкового и межкультурного взаимодействия» (2012–2014).